И швец, и жнец, и на дуде игрец

Рискуя на­влечь на се­бя недо­воль­ство, а то и агрес­сию со сто­ро­ны мно­гих пе­ре­вод­чи­ков-прак­ти­ков, я все же об­ра­щусь еще раз к те­ме, ко­то­рую од­на­жды сфор­му­ли­ро­вал в ду­хе тав­то­ло­гий ти­па «за­кон есть за­кон»: пе­ре­вод­чик – это спе­ци­а­лист по пе­ре­во­ду, а не по неф­тя­ной про­мыш­лен­но­сти, стро­и­тель­но­му де­лу, ана­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии или сред­не­ве­ко­вой жи­во­пи­си. Го­во­рю «од­на­жды», так как мне уже при­хо­ди­лось вы­ска­зы­вать­ся на эту те­му в од­ной пе­ре­вод­че­ской груп­пе швед­ско­го сег­мен­та фейс­бу­ка, и это, неожи­дан­но для ме­ня, вы­зва­ло имен­но та­кие, и да­же хей­тер­ские, ре­ак­ции со сто­ро­ны неко­то­рых участников.

По­во­дом к то­гдаш­не­му мо­е­му вы­ступ­ле­нию по­слу­жи­ло вот что. Я вклю­чил в чис­ле до­пол­не­ний к мо­е­му сло­ва­рю ”Svensk-rysk Samhällsordbok” несколь­ко тер­ми­нов из юри­ди­че­ско­го оби­хо­да и на­ло­го­вой сфе­ры, ко­то­рые ак­тив­но об­суж­да­лись в этой груп­пе. Что ме­ня, од­на­ко, оза­да­чи­ло, так это от­сут­ствие в этих об­суж­де­ни­ях соб­ствен­но пе­ре­вод­че­ской про­бле­ма­ти­ки. Участ­ни­ки спо­ри­ли о том, ка­ко­во со­дер­жа­ние то­го или ино­го спе­ци­аль­но­го тер­ми­на, ссы­ла­ясь и на тек­сты за­ко­нов, и на ин­струк­ции на­ло­го­вой служ­бы, и, ко­неч­но, пред­ла­гая соб­ствен­ное по­ни­ма­ние. Я поз­во­лил се­бе за­ме­тить, что эти дис­кус­сии вы­гля­дят так, буд­то они, участ­ни­ки, бы­ли в первую оче­редь про­фес­си­о­наль­ны­ми юри­ста­ми или эко­но­ми­ста­ми, а пе­ре­вод­чи­ка­ми – во вто­рую. Ис­точ­ни­ки, на ко­то­рые они ссы­ла­ют­ся, се­го­дня до­ступ­ны каж­до­му. Отыс­кать их – все­го лишь де­ло тех­ни­ки. Но пе­ре­вод­че­ская по­ста­нов­ка во­про­са – отыс­кать спо­соб как мож­но бо­лее точ­но­го в смыс­ло­вом и сти­ли­сти­че­ском от­но­ше­ни­ях вос­про­из­ве­де­ния швед­ско­го вы­ра­же­ния по-рус­ски, со­зна­вая, что швед­ские и рос­сий­ские си­сте­мы юри­ди­че­ских и эко­но­ми­че­ских по­ня­тий да­ле­ко не тож­де­ствен­ны, что меж­ду ни­ми нет од­но-од­но­знач­но­го от­но­ше­ния и что от­сут­ствие тер­ми­но­ло­ги­че­ски точ­но­го со­от­вет­ствия в рус­ском язы­ке вполне обыч­ное яв­ле­ние – та­кая по­ста­нов­ка во­про­са от­хо­дит на вто­рой план, а то и во­все под­ме­ня­ет­ся чем-то, что ча­сто вы­гля­дит как ка­ва­ле­рий­ский на­скок на чу­жую тер­ри­то­рию. Не слу­чай­но ре­зуль­та­том та­ких дис­кус­сий ча­сто бы­ва­ет боль­шой мас­сив тол­ко­ва­ний, а удо­бо­под­ста­ви­мый ва­ри­ант пе­ре­во­да оста­ет­ся ненайденным.

О том, что те­ма неиз­мен­но ак­ту­аль­на, мне ре­гу­ляр­но на­по­ми­на­ет ха­рак­тер за­ме­ток и в рос­сий­ских про­фес­си­о­наль­ных пе­ре­вод­че­ских груп­пах. Ко­гда речь в них идет имен­но о пе­ре­во­де, а не о том, как сле­ду­ет по­ни­мать спе­ци­аль­ный тер­мин, и не об от­но­ше­ни­ях с за­каз­чи­ка­ми, став­ках, тех­ни­че­ских сред­ствах, все­воз­мож­ных ля­пах и ку­рье­зах, то они обыч­но сво­дят­ся к об­суж­де­нию во­про­сов ти­па «как это бу­дет по-рус­ски?» (или на­обо­рот) и от­ве­там в том же духе.

Не пой­ми­те ме­ня пре­врат­но. Я во­все не при­зы­ваю к неве­же­ству и не утвер­ждаю, что пе­ре­вод­чи­ку не нуж­но ори­ен­ти­ро­вать­ся в со­от­вет­ству­ю­щей пред­мет­ной об­ла­сти. Но я до­би­ва­юсь прин­ци­пи­аль­ной по­ста­нов­ки во­про­са: дол­жен ли пе­ре­вод­чик быть спе­ци­а­ли­стом по граж­дан­ско­му пра­ву, эко­но­ми­ке пред­при­я­тий, на­ло­го­во­му за­ко­но­да­тель­ству, ор­га­ни­за­ции ме­ди­цин­ско­го об­слу­жи­ва­ния, пе­да­го­ги­ке, ком­му­наль­но­му хо­зяй­ству, ге­не­ти­ке, энер­ге­ти­ке, кос­ме­ти­ке, ки­бер­не­ти­ке и бог зна­ет че­му еще – и при­том все это сра­зу, по­сколь­ку пу­ти за­каз­чи­ка неис­по­ве­ди­мы, а пе­ре­би­рать не при­хо­дит­ся? Ес­ли дол­жен, то это по опре­де­ле­нию невоз­мож­но: та­ким все­зна­ни­ем не об­ла­да­ет да­же са­мый ис­ку­шен­ный и мно­го­опыт­ный пе­ре­вод­чик. Ес­ли не дол­жен, то как он, не бу­дучи спе­ци­а­ли­стом, мо­жет обес­пе­чить гра­мот­ный пе­ре­вод? Где гра­ни­ца меж­ду «быть спе­ци­а­ли­стом» и «ори­ен­ти­ро­вать­ся в предмете»?

В эту ересь – нераз­ли­че­ние соб­ствен­но пе­ре­вод­че­ской про­бле­ма­ти­ки и труд­но­стей, свя­зан­ных с незна­ни­ем пред­ме­та, т.е. та­ких, в ко­то­рых ни­че­го спе­ци­фи­че­ски пе­ре­вод­че­ско­го нет, – впа­да­ют и мно­гие пе­ре­во­до­ве­ды. На­при­мер, В. Сдоб­ни­ков, один из ав­то­ров жур­на­ла пе­ре­вод­чи­ков «Мо­сты» и один из со­ав­то­ров тол­сто­го ву­зов­ско­го учеб­ни­ка по тео­рии пе­ре­во­да, хо­тя и под­чер­ки­ва­ет, что смыс­ло­вой, так ска­зать, об­раз пе­ре­во­ди­мо­го тек­ста, вклю­ча­ю­щий и всю праг­ма­ти­ку (кто го­во­рит? ко­му? с ка­кой це­лью? и т.д.) – это не то же са­мое, что его пред­мет­ное со­дер­жа­ние, тем не ме­нее по­сто­ян­но со­скаль­зы­ва­ет с од­но­го на дру­гое без вся­ко­го пе­ре­хо­да 1). Что не ме­ша­ет ему и жур­на­лу ис­по­ве­до­вать т.н. «ком­му­ни­ка­тив­но-функ­ци­о­наль­ный под­ход к пе­ре­во­ду» (в от­ли­чие от линг­ви­сти­че­ско­го – В. Ко­мис­са­ров и др.). По­ни­ма­ние пе­ре­вод­чи­ком тек­ста неиз­мен­но ре­ду­ци­ру­ет­ся к зна­нию пред­ме­та: как устро­ен дви­га­тель внут­рен­не­го сго­ра­ния, как за­ле­га­ет неф­тя­ной пласт и т.п. Опять же воз­ни­ка­ет по­став­лен­ный мною вы­ше во­прос: ка­ко­ва спе­ци­фи­ка пе­ре­вод­че­ско­го по­ни­ма­ния тек­ста в от­ли­чие от по­ни­ма­ния пред­ме­та специалистом?

Я толь­ко в од­ном-един­ствен­ном ме­сте на­шел некое по­до­бие по­ста­нов­ки это­го во­про­са и на­мек на под­ход к его ре­ше­нию – в «клас­си­че­ской» ра­бо­те Пи­те­ра Нью­мар­ка ”A Textbook on Translation”, с. 22–23, ко­то­рая (ра­бо­та Нью­мар­ка), кста­ти, «про­све­чи­ва­ет» у В. Сдоб­ни­ко­ва, вплоть до по­чти бук­валь­но­го вос­про­из­ве­де­ния со­дер­жа­ще­го­ся там по­ло­же­ния, но на ко­то­рую он по­че­му-то не ссылается:

For each sentence, when it is not clear, when there is an ambiguity, when the writing is abstract or figurative, you have to ask yourself: What is actually happening here? and why? For what reason, on what grounds, for what purpose? Can you see it in your mind? Can you visualise it? If you cannot, you have to ‘supplement’ the linguistic level, the text level with the referential level, the factual level with the necessary additional information (no more) from this level of reality, the facts of the matter.

      Вот этот от­ры­вок в мо­ем переводе:

«Лю­бое пред­ло­же­ние, ес­ли оно по­че­му-ли­бо не вполне по­нят­но, неод­но­знач­но, ес­ли ав­тор скло­нен к аб­страк­ци­ям или ме­та­фо­ри­ке, долж­но вы­зы­вать у вас во­про­сы: «– О чем здесь речь? в чем тут де­ло? по­че­му? – Чем это мо­ти­ви­ро­ва­но? на ка­ком ос­но­ва­нии? с ка­кой це­лью?». Ви­ди­те ли вы си­ту­а­цию ум­ствен­ным взо­ром? Мо­же­те ли пред­ста­вить ее ви­зу­аль­но? Ес­ли нет, то вам сле­ду­ет к линг­ви­сти­че­ско­му уров­ню, уров­ню тек­ста, «при­со­во­ку­пить» ре­фе­рен­ци­аль­ный или пред­мет­ный уро­вень, вклю­ча­ю­щий необ­хо­ди­мую до­пол­ни­тель­ную ин­фор­ма­цию (но не бо­лее то­го) [вы­де­ле­но мной – Е.Р.], ко­то­рая от­но­сит­ся к это­му ас­пек­ту дей­стви­тель­но­сти, к ”фак­там в деле”».

К со­жа­ле­нию, са­мое глав­ное здесь ска­за­но лишь вскользь и в скоб­ках: озна­комь­ся с пред­ме­том ров­но на­столь­ко, на­сколь­ко это необ­хо­ди­мо для по­ни­ма­ния тек­ста на функ­ци­о­наль­ном уровне. На этом пре­рвусь: за­тро­ну­тая здесь (по­верх­ност­но) про­бле­ма­ти­ка бо­лее по­дроб­но рас­смат­ри­ва­ет­ся в мо­ем по­со­бии по пе­ре­во­ду, глав­ное со­дер­жа­ние ко­то­ро­го – спе­ци­фи­ка про­фес­си­о­наль­но­го пе­ре­вод­че­ско­го мышления.

___________________________

1)  См. его ста­тью «Прин­ци­пы обу­че­ния пе­ре­во­ду», ж. «Мо­сты» № 1(45) 2015. Она есть тж. на сай­те его ве­ду­щих ав­то­ров www.thinkaloud.ru в раз­де­ле «Пуб­ли­ци­сти­ка».

Добавить комментарий

Ваш ад­рес email не бу­дет опуб­ли­ко­ван.

TACK FÖR BESÖKET!

Lämna gärna ditt omdöme
om innehållet på denna webbplats.