Узнаёте?

Распознавание как фундаментальная переводческая категория:
аллюзии, скрытые цитаты, идиомы, ложные друзья

О рас­по­зна­ва­нии лож­ных дру­зей, при­ни­ма­е­мых за точ­ные со­от­вет­ствия «та­ких же» слов в язы­ке пе­ре­во­да, и фра­зео­ло­гиз­мов, ко­то­рые вы­гля­дят как сво­бод­ные сло­во­со­че­та­ния, го­во­рит­ся во мно­гих по­со­би­ях по пе­ре­во­ду. Сто­ит, од­на­ко, от­ме­тить, что рас­по­зна­ва­ние – это фун­да­мен­таль­ная и ку­да бо­лее ши­ро­кая ка­те­го­рия пе­ре­вод­че­ской про­бле­ма­ти­ки, за­яв­ля­ю­щая о се­бе на са­мых раз­ных уров­нях. Один из них – это скры­тые ци­та­ты, ча­сто пе­ре­ина­чен­ные, вво­ди­мые лишь на­ме­ком, с эл­лип­ти­че­ским стя­же­ни­я­ми, иро­ни­че­ски обыг­ран­ные; это ал­лю­зии вся­ко­го ро­да, пред­по­ла­га­ю­щие узна­ва­ние чи­та­те­лем ис­ход­но­го си­ту­а­тив­но­го кон­тек­ста, во­все не обя­за­тель­но ли­те­ра­тур­но­го. В этой за­мет­ке я хо­чу, в до­пол­не­ние к уже ска­зан­но­му мною о рас­по­зна­ва­нии в преды­ду­щей ста­тье, при­ве­сти один та­кой при­мер. Его осо­бен­ность в том, что этот кон­текст рус­ско­языч­но­му пе­ре­вод­чи­ку со швед­ско­го по­чти на­вер­ня­ка не­из­вестен, и по­то­му за­да­ча рас­по­зна­ва­ния воз­ни­ка­ет, так ска­зать, в чи­стом виде.

Вот бэк­гра­унд:

В раз­гар пан­де­мии ко­ро­но­ви­ру­са гла­ва од­но­го из го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ний, иг­ра­ю­щих клю­че­вую роль в борь­бе с этой на­па­стью, Myndigheten för samhällsskydd och beredskap («Ко­ми­тет по граж­дан­ской обо­роне и чрез­вы­чай­ным си­ту­а­ци­ям»), вме­сто то­го, что­бы ден­но и нощ­но бо­леть за на­род, бро­са­ет свое ве­дом­ство и от­прав­ля­ет­ся – неод­но­крат­но – за­го­рать на Канары:

Och nu [как раз в са­мое кри­ти­че­ское вре­мя] behövde general­di­rekt­ören för det hele verk­lig­en jobba för sin månadslön på 160.000 kronor. Men i stället drog han alltså till soliga Kanarie­öarna. Flera gånger. Sedan hade han mage att kalla sitt uppenbara nöjesresande för något ”nöd­vänd­igt” som företogs av fam­ilj­e­skäl? Snälla. [DN 8/01–2021; кур­сив мой – Е.Р.] – «И тут [в этой чрез­вы­чай­ной си­та­ции] это­му ??? сле­до­ва­ло бы ра­бо­тать не по­кла­дая рук за свою зар­пла­ту в 160 ты­сяч крон в ме­сяц. А он ума­ты­ва­ет на сол­неч­ные Ка­нар­ские ост­ро­ва. И не раз. А по­том бес­пар­дон­но за­яв­ля­ет, что его по­езд­ки, яв­но уве­се­ли­тель­ные, бы­ли «вы­нуж­ден­ны­ми» по се­мей­ным об­сто­я­тель­ствам. – Я вас умоляю!» 

Кáк пе­ре­вод­чик мо­жет рас­по­знать, что вы­де­лен­ный эле­мент тек­ста – это ал­лю­зия, от­сы­ла­ю­щая к че­му-то, че­го ско­рее все­го нет в его мен­таль­ном ба­га­же? И к че­му имен­но? Речь идет, ра­зу­ме­ет­ся, не об эру­ди­ро­ван­но­сти пе­ре­вод­чи­ка (мол, на­до дос­ко­наль­но знать чу­жую линг­во­куль­ту­ру), а имен­но о его спо­соб­но­сти к рас­по­зна­ва­нию, то есть о его ко­гни­тив­ном инструментарии.

В та­ких слу­ча­ях в тек­сте все­гда есть сиг­на­лы, по­буж­да­ю­щие от­не­стить к дан­но­му эле­мен­ту как к ин­тер­тек­сту­аль­но­му (в ши­ро­ком смыс­ле) вкрап­ле­нию. Ка­кие же? – Это, во-пер­вых, фра­за «с ак­цен­том». Как ес­ли бы рас­ска­зы­ва­ли анек­дот с гру­зин­ским или ев­рей­ским ак­цен­том, в чем, ко­неч­но, пред­по­ла­га­ет­ся иро­ния. В дан­ном слу­чае ак­цент – дат­ский, и но­си­тель швед­ско­го язы­ка его уло­вит. Пе­ре­вод­чик же, в осо­бен­но­сти неопыт­ный, мо­жет это­го не по­чув­ство­вать и во­об­ще при­нять det hele за опе­чат­ку и ре­шить, что вся эта фра­за зна­чит про­сто-на­про­сто ’боль­шой на­чаль­ник’. И все же эта за­ка­вы­ка долж­на вы­звать у него по­до­зре­ние на­счет невин­но­сти этой фра­зы. Тем бо­лее, что ее яв­но иро­ни­че­ский ха­рак­тер на­во­дит на мысль, что в ней обыг­ры­ва­ет­ся что-то из­вест­ное «сво­е­му» читателю.

Есть ли еще ка­кие-то на­ме­ки на ал­лю­зив­ность? – Обыч­но, глав­ный по­ка­за­тель – это невоз­мож­ность бук­валь­но­го пе­ре­во­да. Но не все­гда. Здесь бо­лее слож­ный слу­чай. Ска­зать * ген­ди­рек­тор над этим всем мы не мо­жем, но за­ме­нив ген­ди­рек­то­ра бос­сом, по­лу­чим по­чти бук­валь­ный пе­ре­вод, не вы­зы­ва­ю­щий лек­си­ко-грам­ма­ти­че­ских воз­ра­же­ний. Бе­да в том, что при этом на­ру­ша­ет­ся связ­ность тек­ста. В нем ни­где, ни до это­го ме­ста, ни по­сле, не го­во­рит­ся о ка­ком-ли­бо мно­го­об­ра­зии управ­лен­че­ских за­дач субъ­ек­та. Ни­ка­ко­го пе­ре­чис­ле­ния все­го то­го (мно­го­го), над чем он ко­ман­ду­ет, в ста­тье нет. Мож­но ска­зать, что в этом при­ме­ре пе­ре­вод близ­ко к тек­сту чи­сто тех­ни­че­ски воз­мо­жен, но неуместен.

Та­ким об­ра­зом, по­ка­за­те­ли ал­лю­зив­но­го ха­рак­те­ра этой фра­зы в тек­сте есть, и пе­ре­вод­чик, на­стро­ен­ный на ра­бо­ту со смыс­лом, а не на пе­ре­вод слов, мо­жет за­клю­чить, что дан­ное швед­ское вы­ра­же­ние – это не сво­бод­ное сло­во­со­че­та­ние, а ци­та­та, на­зва­ние, мем, по­лу­чив­шие ес­ли не все­об­щее хож­де­ние, то, во вся­ком слу­чае, рас­про­стра­нен­ные на­столь­ко, что мо­гут быть рас­по­зна­ны но­си­те­лем язы­ка, да­же ес­ли они так или ина­че тра­ве­сти­ро­ва­ны. Это имен­но та­кой случай.

Те­перь на­до отыс­кать ис­точ­ник это­го вы­ра­же­ния. Это не слиш­ком слож­ная за­да­ча, бо­лее или ме­нее тех­ни­че­ская. По­иск на него, да­же в неиз­мен­ной фор­ме, уже в са­мом на­ча­ле спис­ка вы­да­ет ис­ход­ное вы­ра­же­ние: по-ан­глий­ски, The Boss of it All, и по-дат­ски, Direktøren for det hele – ори­ги­наль­ное на­зва­ние од­но­го из филь­мов Лар­са фон Три­е­ра, ко­то­рый в рус­ском про­ка­те был по­ка­зан под на­зва­ни­ем «Са­мый глав­ный босс». Та­ким об­ра­зом, со­хра­няя ал­лю­зию для чи­та­те­ля рус­ско­го пе­ре­во­да, на ме­сто трех зна­ков во­про­са в пред­ло­жен­ном вы­ше пе­ре­во­де ци­ти­ро­ван­но­го от­рыв­ка мож­но бы­ло бы под­ста­вить имен­но это вы­ра­же­ние. Но и оно, по­доб­но рас­смот­рен­но­му вы­ше «босс над этим всем», вы­па­да­ет из об­щей смыс­ло­вой свя­зи. Что­бы по­нять, в ка­ком имен­но смыс­ле – или, луч­ше ска­зать, в ка­ких смыс­лах – ав­тор ста­тьи упо­тре­бил от­ме­чен­ное мною вы­ра­же­ние, нуж­но ре­кон­стру­и­ро­вать си­ту­а­тив­ный кон­текст, ко­то­рый оно символизирует:

При­чем здесь фон Триер?

От­сыл­ка к си­ту­а­ции, на ко­то­рой по­стро­ен фильм, при­да­ет ска­зан­но­му в ста­тье ку­да бо­лее глу­бо­кий смысл, чем про­сто иро­ни­че­ское «боль­шой на­чаль­ник» или «боль­шая шиш­ка». Это че­ло­век не на сво­ем ме­сте. По­сред­ствен­ный ак­тер, иг­ра­ю­щий роль на­сто­я­ще­го ру­ко­во­ди­те­ля. При­ме­ни­тель­но к ак­ту­аль­ной си­ту­а­ции, яв­ля­ю­щей­ся пред­ме­том ста­тьи, – это но­мен­кла­тур­ный швед­ский чи­нов­ник, ко­то­рый чем толь­ко не ко­ман­до­вал за свою ка­рье­ру: ми­гра­ци­он­ным управ­ле­ни­ем, си­сте­мой со­ци­аль­но­го стра­хо­ва­ния, всем по­ли­цей­ским ве­дом­ством, упо­мя­ну­тым ко­ми­те­том по граж­дан­ской обо­роне и чрез­вы­чай­ным си­ту­а­ци­ям … И это не весь спи­сок его ген­ди­рек­тор­ских долж­но­стей. Во­ис­ти­ну, «ди­рек­тор за все» или, мо­жет быть, за что бы ни от­ве­чать, лишь бы не от­ве­чать. И вот те­перь, по­сле скан­даль­ных раз­об­ла­че­ний, по­лу­чил си­не­ку­ру, став ди­рек­то­ром ро­гов и ко­пыт – ка­ко­го-то вир­ту­аль­но­го сек­то­ра кри­зис­ных си­ту­а­ций при пра­ви­тель­ствен­ной кан­це­ля­рии. С со­хра­не­ни­ем зар­пла­ты! В руб­лях это по­чти пол­то­ра мил­ли­о­на в месяц.

Вот ка­ков под­текст это­го сло­во­упо­треб­ле­ния. И ко­неч­но же это вы­ра­же­ние – это и вы­пад га­зе­ты про­тив си­сте­мы, вы­зы­ва­ю­щим об­ра­зом на­граж­да­ю­щей ло­я­ли­стов, да­же неком­пе­тент­ных или недоб­ро­со­вест­ных, за счет граж­дан, ко­то­рым они при­зва­ны слу­жить. Мож­но ли в пе­ре­во­де для чи­та­те­ля, не име­ю­ще­го со­от­вет­ству­ю­щих фо­но­вых зна­ний, хо­тя бы в ка­кой-то ме­ре со­хра­нить эти смыс­лы? На­мек­нуть на них? На­при­мер, ска­зать, этот боль­шой но­мен­кла­тур­ный на­чаль­ник? Не уве­рен. Мо­жет быть по­се­ти­те­ли мо­е­го сай­та пред­ло­жат что-ни­будь бо­лее убедительное?

Добавить комментарий

Ваш ад­рес email не бу­дет опуб­ли­ко­ван.

TACK FÖR BESÖKET!

Lämna gärna ditt omdöme
om innehållet på denna webbplats.